Поделиться:

Актуально


04 Апрель 2017

Комментарий к проекту федерального закона «О внесении изменений в статьи 101 и 119 Трудового кодекса Российской Федерации в части ограничения использования ненормированного рабочего дня»

Комментарий к проекту федерального закона

Законопроект «О внесении изменений в статьи 101 и 119 ТК РФ в части ограничения использования ненормированного рабочего дня» следует отнести к категории законопроектов, нарушающих принцип «Не навреди!» Ярким примером такого закона стали принятые три года назад поправки в ТК, которые рекламировались разработчиками как запрет заемного труда, а в действительности явились его легализацией.

Сходные последствия могут произойти и в случае принятия этого законопроекта, который позиционируется в качестве инструмента защиты массы работников, а в действительности приведет к разрешению работодателям расширить ненормированные трудовые отношения. Этот законопроект уже окрестили «О нормировании ненормируемого».

О каких, собственно, категориях работников идет речь. Ненормированный рабочий день – это, говоря простым языком, режим работы начальства, а также обслуживающих его людей: секретарей, помощников, водителей, юристов и др. При этом, законопроект выводит из-под его действия начальство в коммерческих организациях («Части шестая и седьмая настоящей статьи не применяются в отношении руководителей организаций (филиалов, представительств или иных обособленных структурных подразделений), их заместителей и главных бухгалтеров»), и всех чиновников (которых вывел действующий ТК в ст.119), кроме того, он не распространяется на работников транспорта, связи и т.п.

Вряд ли водитель директора в шесть вечера остановит машину, попрощается с директором, пожелает ему успеха на переговорах и направится домой на метро… Не более вероятно и то, что юрист фирмы, потребует оплаты переработки, если судебное заседание завершится часов в восемь вечера…

Очевидное противоречие содержится в основополагающей норме законопроекта: «Работодатель обязан обеспечить точный учет времени, фактически отработанного каждым работником с ненормированным рабочим днем за пределами установленной для него продолжительности рабочего дня (смены).» Т.е. работодатель должен нормировать ненормируемое, а еще Козьма Прутков учил: «Нельзя объять необъятное»!

ТК РФ разделяет понятия: «ненормированный рабочий день» и «сверхурочная работа». За сверхурочную работу положена существенная доплата, а за ненормированный день – три дня к отпуску. При этом, время сверхурочных работ жестко ограничено в ст.99 ТК РФ: «Сверхурочная работа - работа, выполняемая работником по инициативе работодателя за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени: ежедневной работы (смены), а при суммированном учете рабочего времени - сверх нормального числа рабочих часов за учетный период...

Продолжительность сверхурочной работы не должна превышать для каждого работника 4 часов в течение двух дней подряд и 120 часов в год.»

А вот, что предлагает законопроект: «Время, фактически отработанное работником с ненормированным рабочим днем за пределами установленной для него продолжительности рабочего дня (смены), не должно превышать 120 часов в год. По достижении указанного предельного числа часов привлечение данного работника к работе за пределами установленной для него продолжительности рабочего времени может осуществляться только по правилам привлечения к сверхурочной работе с соответствующей ее компенсацией.»

Так какой же отечественный работодатель не сообразит, что если закон фактически объединяет правовую сущность ненормированного дня и сверхурочных, то почему бы ему не объявить особый режим для работы слесарей-ремонтников, токарей, пекарей, инженеров и ввести для них ненормированный рабочий день, вместо того, чтобы оплачивать сверхурочные?

Как ни парадоксально, но то, что в руководстве ЛДПР присутствуют специалисты по трудовым отношениям высшей степени компетентности, С.В. Калашников, например, проявилось в весьма серьезных посылках, содержащихся в Пояснительной записке к законопроекту.

Новациями законопроекта являются следующие положения:

- работник, которому установлен ненормированный рабочий день, может при необходимости эпизодически осуществлять выполнение своих трудовых функций за пределами установленной для него продолжительности рабочего дня (смены) не только по распоряжению работодателя, но также с его ведома и (или) согласия;» и пояснение там же:

«Помимо упомянутых выше принципиальных проблем, на практике существуют еще и чисто «технологические» проблемы применения ненормированного рабочего дня. Так, в статье 101 ТК РФ говорится, что работники могут привлекаться к работе за пределами установленного для них рабочего времени по распоряжению работодателя. В то же время, зачастую возникают ситуации, когда работнику приходится принимать соответствующие решения самостоятельно, например, когда работник выполняет трудовые обязанности за пределами организации (бухгалтер сдает отчет в налоговую инспекцию, юрисконсульт принимает участие в судебном разбирательстве, главный инженер ведет переговоры с поставщиком и т.п.).»

Действительно, под распоряжением (ст.101) или инициативой (ст.99) работодателя понимается только приказ директора о привлечении к сверхурочным работам ФИО, ФИО, ФИО или приказ директора об утверждении перечня должностей работников с ненормированным днем.

Принципиальное отличие сверхурочных от всем известной «переработки» заключается в том, что переработка, т.е. сверхурочная работа, производимая по указанию начальника цеха, не является сверхурочной работой, подлежащей оплате по нормам ст.152 ТК РФ, а это просто доделывание нерадивым работником недоделанного за смену.

Например, вице-спикер Совфеда Галина Карелова считает, что в предложении Лебедева есть рациональное зерно. "Если работодатель вводит ненормированный рабочий день в систему, было бы справедливым компенсировать работнику потраченное время материально, либо за счет предоставления отгулов или увеличения отпуска. Однако, необходимо также учитывать, что есть сотрудники, которые сами увеличивают свой рабочий день, не справляясь с возложенными на них обязанностями - такая переработка, безусловно, компенсации подлежать не должна".

Кстати, ни один начальник не считает даже за переработку рабочее время, которое тратится во время приема – сдачи смены на непрерывном производстве. Ясно ведь, что один из работников закончил смены и должен уже отдыхать, а он вынужден в течение получаса сдавать сменщику параметры, или приходить на работу на полчаса раньше…

Поэтому, мы в СПР надеемся на то, что подняв тему сверхурочные, переработка и т.п. депутаты отрегулируют механизм оплаты вызванных технологическими и организационными причинами переработок, приравняв их к сверхурочным.

СПР выражает уверенность в том, что исходя из заявленных в этом законопроекте целей: «Принятие законопроекта позволит защитить законные права и интересы работников на отдых и на установленную федеральным законом продолжительность рабочего времени, ограничив права работодателя на применение режима ненормированного рабочего дня и установив адекватную компенсацию работникам за переработки», депутаты приравняют сверхурочную работу к работе в выходные и праздничные дни и исключат из ст.152 ТК РФ: «Сверхурочная работа оплачивается за первые два часа работы не менее чем в полуторном размере, за последующие часы - не менее чем в двойном размере» слова: «за первые два часа работы не менее чем в полуторном размере, за последующие часы»!

Генеральный инспектор труда СПР

Храмов С.В.

Текст законопроекта

Пояснительная записка

Назад