Поделиться:

Актуально


27 Ноябрь 2018

Почему работодателям опасно скрывать несчастные случаи на производстве

Почему работодателям опасно скрывать несчастные случаи

Многие работодатели полагают, что несчастные случаи на производстве не так уж трудно скрыть. В этом часто заинтересованы не только руководители компаний, но и сами пострадавшие. Упорное нежелание расследовать несчастный случай объясняется четырьмя основными причинами.

1. Боязнь проверки. Любой тяжелый или смертельный несчастный случай подразумевает информирование Государственной инспекции труда (ГИТ), участие в расследовании инспектора, возможную внеплановую проверку. Если инспектор найдет нарушения, компании грозит штраф, а также предписание устранить нарушения, которое может оказаться сложным в исполнении и затратным.

2. Боязнь уголовного преследования. Производственный травматизм попадает под две статьи Уголовного кодекса: ст. 143 «Нарушение требований охраны труда» и ст. 216 «Нарушение правил безопасности при ведении строительных или иных работ». Руководители могут получить срок до двух лет при тяжелом случае и до семи лет при групповом случае со смертельным исходом.

3. Высокая трудоемкость расследования. Нужно собрать немало документов и правильно их оформить, для этого нужны время и люди. Даже если все документы имеются в компании, они могут находиться в разных департаментах, офисах и городах. У Фонда социального страхования (ФСС), выплачивающего компенсации, жесткие требования, он не принимает решения о выплате, пока не будут устранены все, даже мелкие, недостатки. Вот пример из практики: пострадавший, оператор линии сборки на заводе выронил детали и поранил бок со спины, ему были наложены швы. После инцидента он ушел на больничный. Работник был сотрудником фирмы, которая предоставляла заводу услуги сборки на условиях аутсорсинга. Необходимо было направить комиссию на завод с участием координатора из фирмы-подрядчика (а он работал в другом городе) и самого завода. Случай казался простым, но возникли проблемы: в ответ на запрос службы охраны труда завода больница дала заключение с диагнозом, но поставила печать для справок. ФСС же требовал, чтобы на документах была печать предприятия. Служба охраны труда снова отправила запрос в больницу. На этот раз ФСС отказался принимать документы, потому что в заключении не было указано, употреблял или не употреблял пострадавший алкоголь. Фонд попросил добавить эту информацию, но в ответ на очередной запрос из больницы пришло письмо, где говорилось, что на алкоголь пострадавший не обследовался. Наконец расследование было завершено, собраны все документы. Проверка показала, что несчастный случай произошел по вине самого пострадавшего, который не надел спецодежду. Пострадавший признал, что не воспользовался защитным костюмом из-за жары. Но отказался подписывать акт, ссылаясь на то, что в жару никто из операторов не надевает спецодежду (хотя обязаны – по инструкции). Пострадавший нанял адвоката, дело все еще находится в работе.

4. Пособничество пострадавшего в сокрытии расследования. Для пострадавших с низкими доходами выгоды оплаты больничного листа невелики. И часто они идут на сговор с работодателем в сокрытии несчастных случаев, рассчитывая на неофициальные отступные или просто не разбираясь в законах.

Мало того что многие компании не желают выносить сор из избы и стремятся уладить дело неофициальным путем – они также заблуждаются относительно того, как нужно действовать при несчастных случаях на производстве. И некоторые из этих заблуждений очень опасны.

Договориться с пострадавшим проще, чем расследовать происшествие. Любой несчастный случай, даже легкий, может впоследствии привести к серьезным проблемам со здоровьем, к инвалидности, а непроведенное расследование лишает пострадавшего права на выплаты из ФСС. Скрыв случай, работодатель не только ограничивает права работника, но и создает проблемы себе – в виде жалоб в ГИТ и судебных исков от пострадавшего, которые потребуют от работодателя немалых усилий.

Если заплатить пострадавшему, он не подаст в суд. Даже если пострадавший принял деньги от работодателя, он может потребовать проведения расследования в любой момент из-за отсутствия срока давности. Поэтому договоренность с пострадавшим не гарантирует, что расследования не будет в дальнейшем. Нередки случаи, когда пострадавший обращался с заявлением о расследовании через много лет после производственной травмы, когда у него появлялись осложнения со здоровьем.

Без документов доказать вину работодателя невозможно. По закону работодатели должны хранить архив документов в течение 45 лет. При рассмотрении материалов дела в ГИТ или суде – независимо от давности происшествия – во внимание принимаются свидетельские показания очевидцев, заключения больниц, поликлиник и скорой помощи. Поэтому работодателю следует хранить документы, чтобы впоследствии установить или доказать степень вины с помощью объективных данных.

Если не отправить извещение в ГИТ, никто не узнает. Но это не помогает: скорая помощь направляет информацию обо всех несчастных случаях на производстве в полицию и ГИТ. Если выяснится, что компания не известила инспекцию, ее ждет штраф и расследование с участием инспектора по труду. Поэтому нужно своевременно информировать о тяжелых и смертельных случаях ГИТ, прокуратуру, органы местной власти и профсоюз. Практика показывает, что несчастные случаи все равно выявляются, а работодатели привлекаются к административной ответственности.

Назад