Поделиться:

Судебная практика


07 Февраль 2018

Определение Верховного Суда РФ от 09.01.2018 по делу N 5-КГ17-220

Определение Верховного Суда РФ от 09.01.2018 по делу N 5-КГ17-220

Агрегаторам такси будет сложнее уходить от ответственности в случае совершения ДТП с участием такси на том основании, что они предоставляют только информационные услуги.

Между индивидуальным предпринимателем (ИП) как заказчиком и агрегатором такси как исполнителем был заключен договор, в соответствии с которым исполнитель обязался осуществлять поиск пассажиров для их перевозки легковым автомобилем заказчика, оказывать заказчику иные предусмотренные данным договором услуги, а заказчик обязался уплатить агенту оговоренное договором вознаграждение.

По условиям данного договора заказчик обязан производить страхование жизни и здоровья пассажиров автомобиля, перед выходом на линию проводить контроль технического состояния автомобиля и предрейсовый медицинский осмотр. Заказчик самостоятельно отвечает за ущерб, причиненный третьим лицам при перевозке клиентов.

Принадлежащий ИП автомобиль попал в ДТП, результатом которого стала смерть пассажира. Виновным был признан водитель такси, с которым ИП был заключен соответствующий трудовой договор.

Удовлетворяя частично требования истцов к водителю такси и ИП и отказывая в иске к агрегатору такси, суд первой инстанции исходил из того, что услуги по перевозке пассажира осуществлялись на основании трудового договора с ИП на принадлежащем последнему автомобиле, а оснований для возложения ответственности на агрегатора такси, оказавшего только лишь информационные услуги, не имеется.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводами суда первой инстанции в части удовлетворения иска к водителю такси и отказа в иске к агрегатору, отменил решение суда первой инстанции в части взыскания с ИП возмещения ущерба в пользу истцов, указав, что гражданская ответственность ИП застрахована по договорам страхования, а у истцов имеется право на обращение с требованием к страховщикам.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит, что судами первой и апелляционной инстанций были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

В частности, отмечается следующее.

Пунктом 1 статьи 1079 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно пункту 1 статьи 1068 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причинённый его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. При этом работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Как установлено судом, работодателем водителя такси, исполнявшего в момент причинения вреда трудовые обязанности, а также владельцем автомобиля, при использовании которого причинён вред, являлся ИП. Таким образом, отказ в иске к ИП является существенным нарушением норм материального права.

Кроме того, судом установлено, что агрегатор такси оказывал ИП агентские услуги по поиску пассажиров такси, принятию от них заказа и передаче его исполнителю услуги.

Отказывая в иске к агрегатору, судебные инстанции не учли положения пункта 1 статьи 1005 Гражданского кодекса РФ о том, что по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала.

Как следует из судебных постановлений и материалов дела, обстоятельств того, что, принимая заказ на оказание услуги по перевозке пассажира легковым такси, агрегатор такси действовал не от своего имени, а от имени принципала, в данном случае от имени ИП, судами не установлено.

То обстоятельство, что пассажир впоследствии вступил в непосредственные отношения с работником принципала - водителем такси, а также то, что он мог получить информацию о принципале, согласно приведенным положениям статьи 1005 Гражданского кодекса

РФ само по себе не влияет на обязанности агента, вступившего в отношения с третьим лицом от своего имени.

В обоснование ответственности агрегатора такси истцы представили рекламную продукцию данного агрегатора об оказании им услуг такси, а также снимок отправленного им СМС-сообщения, с указанием цены услуги и благодарностью за пользование его услугами. При этом истцы указали на то, что, предлагая услуги такси, агрегатор действовал от своего имени.

Однако в нарушение положений частей 1, 3, 4 статьи 67, части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса РФ судебные инстанции какой-либо оценки названным доказательствам не дали.

При этом обязанность доказать основания освобождения от ответственности за причинённый вред в силу положений пункта 2 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ должна быть возложена на ответчика.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит, что апелляционное определение подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Назад