Поделиться:

Интервью


 
28 Ноябрь 2012

Интервью с Евгением Куликовым

Государство, считающее себя  социальным, всегда обре­менено ответственностью за бла­гополучие населения. Пенсии, здравоохранение, образование требуют расходов. Того же тре­бует и госуправление , и силовой аппарат государства.

Сам факт налогообложения неизбежен. Но текущая ситуация снижения на­логооблагаемой базы в условиях кризиса и повышение социальных обязательств в свете очередного избирательного цикла вызывает потребность компенсировать из­держки бюджета.

Кризис наложил отпечаток на нало­говую политику многих государств. Кто-то сокращает социальные из­держки, кто-то осуществляет внеш­ние заимствования, кто-то повыша­ет налоги. Масштабы и технологии везде разные. Наше правительство выбрало путь повышения налогов. Остается надеяться, что это вре­менная мера.

В принципе любое изменение правил игры - явление спорное. Тем более в России, где отсутству­ет справедливая и эффективная система согласования интересов общества, бизнеса и власти. Спор­ным, а с моей точки зрения и нера­циональным, является повышение размера взносов в социальные фонды. Это решение особенно активно обсуждается не только в бизнес-сообществе, но и среди обывателей. Да и переход от ЕСН к страховым принципам является спорным, несмотря на то, что эту идею пролоббировали наши кол­леги из Федерации независимых профсоюзов России. А за послед­ствия приходится отвечать всем нам, ведь экономика страны - это система сообщающихся сосудов. Изымая деньги из бизнеса, власть вынуждает его пополнять утрачен­ное за счет населения, увеличивая стоимость товаров и услуг, снижая заработные платы. Беднеющее на­селение требует компенсации у власти, увеличивающиеся соци­альные расходы компенсируются увеличением налогов. Настройка такой системы, поиск баланса, рав­новесия требуют особых усилий и способностей от системы государ­ственного управления, ведь власть формирует правила. Сегодня такой баланс не установлен, поэтому ли­хорадит как экономику, так и соци­альную сферу.

Если в целом, то было бы логич­но перенести тяжесть налогового бремени с производства на потре­бление. Сделать прогрессивной шкалу подоходного налога, линей­ной шкалу социальных платежей, ввести инвестиционные льготы по налогу на прибыль, размер НДПИ устанавливать из соображений внутренних потребностей, а не в привязке к мировым ценам на нефть. Но проблема не только или не столько в налоговом законода­тельстве. У нас абсолютно неэф­фективен государственный менед­жмент. Коррупционные издержки в экономике превзошли все самые мыслимые пределы, система со­циального партнерства, демокра­тических процедур согласования интересов номинальная и не влия­ет на принимаемые решения ни в экономике, ни в социальной сфере, ни в сфере социально-трудовых от­ношений.

К примеру, я знаю, что до того как стать плохой, у нас была одна из лучших в мире (по утверждению уважаемых специалистов) госу­дарственная система социального обеспечения, включающая в себя систему государственного со­циального страхования, которой управляли профсоюзы. Также мне известно, что у нас была самая про­грессивная (опять же по междуна­родным меркам) система контроля за соблюдением прав трудящихся, контролируемая профсоюзами. А еще мне известно, что эти систе­мы создавались при абсолютной поддержке государства в течение 60 лет, а разрушены были в одно­часье, только лишь для того, чтобы профсоюзы не смели мешать про­ведению рыночных реформ. То, что эти системы были разрушены, - за­ключение, основанное на извест­ном мне сегодняшнем состоянии системы пенсионного и социаль­ного страхования, претерпевшей три деструктивные реформы».

Назад